К работе - с душой

17 февраля 2017 года в Доме культуры «Юбилейный» коллектив Центра социального обслуживания населения в Пуровском районе отметит свое 15-летие

Педагогика - Олимп для смелых

6-10 февраля в Тарко-Сале прошел ежегодный конкурс «Педагог года-2017». В двадцать первый раз лучшие педагоги и воспитатели района встретились на соревновательной площадке, чтобы показать свое профессиональное мастерство

«СЛ», 1982, февраль

Представляем вашему вниманию серию публикаций к 85-летию Пуровского района

Жизнь без войны

Чечня. Это страшное в 90-е годы слово навсегда осталось в памяти ребят, выполнявших свой воинский долг в некогда «горячей» точке страны. Для их родных и близких это слово стало синонимом тревоги, для кого-то - болью невосполнимой утраты…

Живая связь времён

В День памяти о россиянах, исполнявших службный долг за пределами Отечества, у памятника погибшим пуровчанам в г.Тарко-Сале состоялась гражданско-патриотическая акция, посвященная 28-й годовщине вывода советских войск из Афганистана

Бабушкины тревоги о буднях интерната

четверг, 20.10.20, 07:30

Пять лет на страницах «СЛ» об обучении и воспитании детей коренной национальности рассуждают педагоги и чиновники от образования, врачи и ученые. Свое мнение высказывают родители учеников. Впервые слово предоставляется бабушке.

У Анастасии Алексеевны семеро детей, которые подарили ей одиннадцать внуков и семнадцать внучек. Она много знает о школьных буднях четырех поколений тундровиков. Сегодня Анастасия Алексеевна ПЯК делится с читателями газеты своими воспоминаниями и рассуждениями об интернатской жизни:

«Родилась я в 1955 году в Вынгапуровской тундре. Отец мой пас оленей. Он был грамотным: мог читать, писать, хорошо говорил на русском языке. Всему этому научился в интернате таркосалинском, некоторое время даже работал в «Красном чуме». Нас детей у родителей было семеро. Как живут и учатся в школе дети, не знала ничего. Но не боялась. Никогда школой нас не запугивали. Зато крепко запомнила, как мама наставляла, чтобы не болтала много. Говорила, что люди разные бывают: ты по глупости скажешь, а они разнесут худые слова по всей тундре. И самой потом стыдно будет, и чум свой опозоришь. Лучше промолчи лишний раз - так говорила она.

В конце августа 1964 года, мне тогда девять лет исполнилось, в наше стойбище за школьниками приехал работник «Красного чума» Николай Лечемович Вэлло. Я с двумя двоюродными сестренками села к нему на нарту и поехала в школу. Ночевали в стойбищах, где дядя Николай других ребятишек в аргиш брал. Так добрались на оленьих упряжках до фактории Вынгапур. Помню, как продавец магазина до отвала накормил русской едой. Щедрый мужчина угощал нас печеньем, молоком сгущенным, русским хлебом с маслом. Чаю вкусного с настоящей заваркой напились. Потом целых три дня плыли на пароходе до Тарко-Сале. Снабдили нас сухим пайком. Сушек в пути тогда вдоволь наелись.

Первое впечатление от интерната - тяжелое. Нет, не думайте, что приняли нас плохо. Просто в те годы почему-то считалось правильным всем девочкам из тундры косы отрезать. Вшей боялись, что-ли? Вот меня и ровесниц подстригли коротко, под мальчишку. Голая шея мерзла с непривычки и уши в разные стороны торчали. Я молча вытерпела стрижку, но когда увидела, как косу бросили в печь, плакать стала. Даже драться бросилась, ведь мама всегда говорила, что грех бросать волосы в огонь. Только мои страдания воспитатели не понимали: я же на родном ненецком ругалась.

Внуки Анастасии Алексеевны: Толя, Паша, Надя, Лена, 2007 год

Потом повели в баню, а оттуда в столовую. Русская еда мне сразу по вкусу пришлась. Полюбила очень кашу молочную с маслом. Но и мясу мороженому с рыбой свежей радовалась, их нам часто давали. Брусника и сгущенка густая сладкая всегда на столе были. До интерната я знать не знала, что такое брусника. Видели ее в тундре, но никогда не рвали. А в Тарко-Сале часто выходили в лес с воспитателями: собранных ягод хватало на целую зиму. Как начинали бруснику кушать, сразу вспоминали осенние прогулки. И гордились, что сами себе лакомство заготовили.

С четвертого класса стали помогать поварам. Раньше не было подсобных работников, вот мы и учились у русских женщин всей кухонной науке: чистили и нарезали овощи, накрывали и убирали со столов, мыли посуду, подметали полы. Мальчики кололи дрова и заносили их с улицы, а девочки растапливали печи. Печи топили не только в столовой, но и в спальном корпусе. Тогда в каждой комнате было по печке. Обычно жили по восемь человек. Составляли обязательный график дежурств. По нему знали, чья очередь сегодня полы мыть. Очень любили за тепло отвечать. С удовольствием возились с дровами, следили за огнем. Возле открытой заслонки, смотря на пламя, хорошо вспоминалось о чуме, о родителях и младших братьях с сестренками.

Мне сильно пригодились интернатские навыки. Школу закончила самостоятельным человеком. Все умела и по дому, и по кухне, и материнскую тундровую науку крепко знала. Кочевье и поселковая жизнь не пугали. А мои внуки из интерната - одни в Тарко-Сале, другие в Ханымее учатся - сегодня беспомощными выходят. Прибегут в гости и ждут, когда взрослые чайник согреют и на стол еду поставят. Не предложат: давай подмету, приберу, тебе помогу. Конечно, если скажут им, они не откажут. Сделают. Но я же вижу, как не нравится им домашняя работа. Не приучены они. Не полюбили физический труд. Да и когда им привыкнуть к нему? Большую часть года в школьных стенах проводят, а там за них все дела давно сделаны. Им только покушать приготовленное надо, а посуду за них другие помоют. И пол протрут. И вещи постирают.

Раньше дети в интернатах по классам жили. Близкие по возрасту в комнате были. По интересам. Сообща в школу шли, вместе уроки учили и к мероприятиям готовились. Сговорившись, бежали в столовую взрослым помочь. Вернемся в комнату и там поодиночке не остаемся. Всегда было о чем поговорить, что обсудить. Каждый день виделись с малышами своими: с утра сестренке косичку заплести, вечером одежду аккуратно положить, чтоб не помялась. Находили минутку, чтобы пошептаться с братьями, узнать как дела, выпытать, не обижает ли кто. Хоть и жили в разных комнатах, но виделись с домочадцами часто: интернат-то один.

А вот семейный тип проживания не нравится мне. Однажды зашла к своим и вижу, как старшие внуки в телефоны уставились, в кнопки молча тыкают. Средняя по их указке кровати застилает, а самая младшая внучка в углу сидит. Одна-одинешенька. Растрепанная, незаплетенная. Грустная. Ей бы в куклы поиграть, сказку послушать. Только старшим не интересно это занятие, а где живут такие малышки, как она, девочка не знает. Может быть, всего один раз такая обстановка у них была, да только как вспомню эту картину, сразу тяжело на душе ставится.

Недавно в выходной внуки меня с дедом проведать прибежали. Целой гурьбой в дом ввалились. Я смотрю, что среди них маленькой нет. Спрашиваю, а те отмахиваются. Много причин назвали: и ходит медленно, и вопросов много задает, постоянно присматривать за ней надо. Пусть в интернате сидит - так забот меньше. Отругала их и запретила им порознь приходить. Наказала, чтобы все вместе являлись. В этом крепкая семья проявляется: неважно, где спишь, в какой комнате в интернате, а важно, что обо всех помнишь и заботишься.

Многочисленная семья Пяк на родном стойбище, 2005 год

Так думаю: пусть дети по возрасту живут, им это интереснее. И дружба будет с другими ребятами. Я много лет отношения не теряю с бывшими соседками по комнате. Благодаря этому везде друзья и знакомые, среди них и русские есть, и коренные. В каждом поселке района знаю, где чай попить. Уверена, что рады мне там будут. Уже старухами с одноклассницами стали, а дружбу школьную чтим. И родню свою люблю. И восемь лет, когда по девять месяцев в интернате безвыездно находилась, не разлучили нас. Никого не забыла, даже самого дальнего родственника.

Еще про каникулы осенние и весенние скажу. Они, конечно, нужны, чтобы немножко развеяться, это как выходные. Но неправильно, когда школьников в тундру отправляют. Много времени уходит на сборы и поездки туда-сюда. И не надо говорить, что дети по родителям скучают. Сейчас другие времена: телефоны у всех есть. Причина будет или затоскуют - мамы и папы сами в город приедут. За одну неделю ребята к тундровой жизни не приспособятся. Лучше отдых для развития детей использовать. В прежнее время еще до начала каникул в школе вывешивали огромное расписание мероприятий на семь дней. Там и просмотры кино были, и спортивные соревнования, и экскурсии. Пусть и сейчас интернатские дети в поход отправятся, в музее побывают, конкурсы разные придумывают. Пусть танцуют, пока ноги не заболят.

Почему нельзя, чтобы в каникулы девочки пельмени лепили на кухне? Не три пельменя, как на уроках труда, а много. Хоть сто штук! Или двести. Чтобы руки привыкли правильно скалку держать и пельмени один к одному одинаковые ровненькие выходили. Или торт настоящий испечь научились и пирожков с начинкой разной нажарить. Нужно этому в свободные дни без спешки учить. И для мальчиков занятие найдется. Душой должны педагоги за своих воспитанников болеть. Не рабочую обязанность отбывать, а самим с удовольствием трудиться, результатам труда радоваться и этим настроением ребят заражать.

Я сама всю жизнь тружусь. Муж мой Анатолий Мальчутович тоже никогда без дела не сидит, хоть и на пенсии с ним давно мы. Своим примером детей воспитывали. Достойными людьми они выросли. Также внуков стараемся поднимать. Есть за что и поругать их, но есть и за что по голове погладить. Гордимся их успехами в спорте, в учебе. Радуемся, когда учителя их хвалят и воспитатели.

Пусть родители детей, их учителя и воспитатели, начальники разные не забывают, что каждый из них в ответе за жизнь детей интернатских. За их судьбу. За будущие отношения с людьми. За умение и любовь к труду. И не надо создавать для ребят из тундры райские условия. Не идет на пользу забота, когда лень и равнодушие расцветают, девушки и юноши неумехами в жизнь выходят. У нас, стариков, сердце за них болит. Мы знаем, что хорошо живется не богатому, а умному и умелому. Нельзя детей баловать, им потом в жизни только труднее будет».

От автора.

Мне интересны неравнодушные умные люди. Люблю с ними разговаривать, делиться мнением. И не важны ни количество дипломов, ни должности и значимость регалий. Дороже другое: житейская мудрость, а не всезнайство; здоровый интерес, а не банальное желание посплетничать; помощь и искреннее волнение за родных и близких, а не стенания о черствости окружающих. Проблемы, озвученные моей собеседницей, - не пустяк, она переживает всей душой. С одним из сказанного ею - соглашаюсь, с другим - спорю, что-то считаю безусловно верным, а другое - безнадежно устаревшим, бесполезным. А что думаете о воспитании вы, наши читатели, что могли бы предложить? Приглашаем к диалогу на страницах газеты и на нашем сайте.

Версия для печати Просмотров: 781 Комментариев: 5
Комментарии
Имя:*
E-mail:* Не верный формат e-mail
Комментарий:*
Введите символы с картинки:*
Отправить
20 октября 14:52 Ирина

Тронул материал. Без пафоса, без нотаций. Действительно чувствуется, что бабушка переживает за будущее своих потомков.

21 октября 07:46 Геннадий

В свете последних тенденций в образовании эта статья своевременна и актуальна. Во многом согласен с бабушкой. Считаю, что автор сделала удачный выбор героя статьи. Респект Оксане Алфёровой! Буду ждать новые материалы по этой тематике.

21 октября 15:48 Оксана Ермакова

Споры о прибывании детей в школах-интернатах были всегда, и будут. Ничто и никогда не заменит ребенку теплоту родительского очага, улыбку и похвалу отца, нежность и заботу матери. Семейный тип - считаю лучшим возрастного, должны вместе взрослеть детки из одной семьи и родителям спокойнее. А вообще, родной тундры нет для северных народов ничего лучше. Хорошо бы вводить дистанционное обучение, интернет есть у многих. Вот пусть живут и учатся дома.

28 октября 14:01 Светлана

В настоящее время всё больше переживают за своих детей родители и бабушки. В моё время было иначе. Мы жили по классам. Первое время были конфликты, дрались мальчишки, дразнили. В наше время не было телефонов, мы скучали, плакали. Ездили домой только на зимние и летние каникулы. Наши воспитатели к нам очень хорошо относились. Помню, некоторые ребята из класса, Любовь Павловну называли мамой. Была строгая, приучала нас к труду и чистоте. Играли, слушали сказки, гуляли на улице. Не давали нам скучать. А Донских Таисия Николаевна прививала любовь к спорту, пели, стихи учили. А однажды в 4 классе пошли с ней всем классом, в какую то организацию по ул. Первомайская д. 21 «А» и с концертной программой выступили. В знак благодарности подарили нам магнитофон с бабинами. Слушали песни Аллы Пугачевой, Юрия Леонтьева, группу «Самоцветы» и др. Помню Федорову Альбину Лукиничну, Жалнину Лину Ивановну, Лепскую Лидию Васильевну и других. Никто нас не оскорбил, худого слова не сказали про родителей. Они нас любили, оберегали, в воспитание вкладывали душу и знали характер каждого ребенка, его способности. А нас было много, и мы были разные. И к каждому находили индивидуальный подход. Вот это были настоящие воспитатели. Семейная или по классам группа – это не важно. Всё зависит от воспитателя. Ведь дети 10 месяцев не видят родителей!!! Представьте, уважаемые воспитатели своих детей на месте детей из интерната! На вас лежит огромная ответственность в воспитании детей. Вы больше времени находитесь с ними и должны лучше знать их.

20 ноября 10:55 Зоя

Повезло коренным жителям Пуровского района. У них есть журналист Оксана Алферова. Честная, добрая, внимательная, умная. Ненцы рассказывают ей о себе. Старики просят помочь молодым. Молодежь просит помогать старикам. Оксана помогает печатным словом. Я учитель. Почти сорок лет живу в ЯНАО. Поэтому понимаю важность ее работы. Хочу пожелать творческих успехов!

Фото: автора, из семейного архива ПЯК
Открытый регион 89

Год российского кино

Курсы валют
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования
Различные статьи
Алло! Редакция?

В редакцию «СЛ» можно звонить в рабочее время по телефонам: 8 (34997) 6-32-91, 2-14-07, написать по электронному адресу: gsl@prgsl.info либо отправить письмо по обычной почте: 629850, город Тарко-Сале, улица Первомайская, 20, редакция газеты «Северный луч». Задавайте вопросы, высказывайте свои замечания, мнения и предложения.

Читать далее
Кому это надо? Никому не надо!

Скажу честно: меня огорчает каждое упоминание об очередном успешном «прорыве» в деле открытия кочевых школ у нас, в Ямало-Ненецком автономном округе.

Читать далее
Град непокорённый

Мы знаем о 872 днях осады непокоренного города. И мы не знаем о них ничего.

Читать далее
Лекарство от цифровых болезней

Предлагаем воспользоваться нашими советами и произвести ряд действий или бездействий, которые помогут значительно снизить риск заражения вирусами вашего электронного устройства.

Читать далее
© ООО 'МБУ редакция газеты 'Северный луч' (2001-2013)
Лицензия Минпечати Эл No ФС77-42043