К работе - с душой

17 февраля 2017 года в Доме культуры «Юбилейный» коллектив Центра социального обслуживания населения в Пуровском районе отметит свое 15-летие

Педагогика - Олимп для смелых

6-10 февраля в Тарко-Сале прошел ежегодный конкурс «Педагог года-2017». В двадцать первый раз лучшие педагоги и воспитатели района встретились на соревновательной площадке, чтобы показать свое профессиональное мастерство

«СЛ», 1982, февраль

Представляем вашему вниманию серию публикаций к 85-летию Пуровского района

Жизнь без войны

Чечня. Это страшное в 90-е годы слово навсегда осталось в памяти ребят, выполнявших свой воинский долг в некогда «горячей» точке страны. Для их родных и близких это слово стало синонимом тревоги, для кого-то - болью невосполнимой утраты…

Живая связь времён

В День памяти о россиянах, исполнявших службный долг за пределами Отечества, у памятника погибшим пуровчанам в г.Тарко-Сале состоялась гражданско-патриотическая акция, посвященная 28-й годовщине вывода советских войск из Афганистана

ШУРЕНОК Вера Николаевна

среда, 01.07.01, 09:55

22 июня 1941 навсегда останется в памяти нашего народа. Этот день не празднуют, о нем скорбят. События тех лет должны всегда напоминать современному поколению о том, как важно хранить столь хрупкий мир, чтобы не повторились ужасы войны. Как мало сегодня осталось тех, кто был свидетелем отступления советских войск, находился в оккупации и радовался победе в мае 1945-го. Своими воспоминаниями о пережитом с читателями «СЛ» поделилась жительница Тарко-Сале Вера Николаевна Шуренок.

«В 1941 году наша семья жила в Донецке, правда, тогда он назывался город Сталино. Мне было 15 лет, когда началась война. То воскресное утро ничем не отличалось от других. Мы как всегда занимались обычными семейными делами, но вдруг услышали крики во дворе, что по радио будет выступать сам Молотов с каким-то важным сообщением.

Когда он объявил о начале войны, на несколько мгновений вокруг повисла жуткая тишина. Потом женщины начали плакать, а мужчины сжали зубы. Папа и старший брат Женя не стали дожидаться повесток и сразу же пошли в военкомат. Дома остались мы с мамой да трехлетний братишка Коля. Нам было велено выполнять все, что говорили по радио.

Первое, что необходимо было сделать, - это заклеить полосками бумаги крест-накрест окна, чтобы в случае бомбежки стекла не рассыпались мелкими осколками. Белые дома срочно замазали сажей, чтобы их не было видно в свете прожектов, а окна занавесили темными шторами. Во всех дворах жители выкопали траншеи, в которых можно было бы укрыться от осколков. Все выполняли это беспрекословно, хотя прекрасно понимали, что в случае прямого попадания бомбы траншеи никого не спасут.

В начале октября нашей семье дали направление на эвакуацию. В один из дней огромная колонна машин с жителями города выдвинулась к станции Ясиноватой, чтобы на эшелонах отправиться вглубь страны. Но ко всеобщему ужасу налетели немецкие самолеты и началась бомбежка. Взрывной волной нас отбросило в кукурузное поле. Очнулась от того, что какой-то мужчина дергал меня за ногу и просил о помощи. Жуткий страх охватил меня, потому что вокруг было много убитых и раненных. До ночи люди просидели в кукурузе, а потом стали ходить по полю и разыскивать своих. Нам повезло, мы с мамой быстро нашли друг друга, а кто-то из знакомых принес братишку. У Коли была ранена ножка, но он был жив.

Той же ночью добрались до окраины города, где жили мамины родители, а через неделю в Сталино без боя вошли немцы. Так началась наша жизнь на оккупированной территории.

Магазины не работали, продуктов не было, а оставшиеся с мирного времени запасы заканчивались. Чтобы хоть как-то нас прокормить, мама ходила в соседние села и обменивала вещи на еду, особенно хорошо платили за детскую одежду. Из таких походов мама возвращалась то с маслом, то с крупой или мукой. Так и жили.

Через полгода немцы стали угонять молодежь на работу в Германию. Мне опять повезло, потому что одна знакомая увезла меня в Мелитополь. Как ни странно, из Мелитополя молодежь не забирали, там был медицинский техникум, и руководство смогло договориться с немцами о брони для студентов и молодежи. Военных в городе практически не было, поэтому год прошел относительно спокойно.

Самое страшное началось в 1943 году, перед победным наступлением Красной армии. Основные немецкие войска отступили и оставили в городах карательные отряды, чьей задачей было сгонять и отправлять в Германию всю молодежь и оставшихся мужчин.

Мы с подружкой Надей смогли убежать в село, где жили ее бабушка и дедушка. Первые две недели прятались у них на чердаке и только вечером спускались помыться и поесть. Каждый день один-два немца приходили в село и обыскивали дворы в поисках молодежи. Наверняка им кто-то сказал, что видели девушек, потому что они постоянно повторяли: «mаdchen, mаdchen», то есть «девочка, девочка». И когда на чердаке скрываться стало совсем опасно, дедушка сделал подкоп под скирдой соломы, и мы перебрались туда.

Однажды два карателя вошли во двор и направились прямиком к нашей скирде. Бабушка семенила рядом с ним и, предупреждая нас, громко говорила: «Пан, пан, там никого нет». Он подошел к нашему убежищу и трижды проткнул штыком солому. Каждый раз, вытаскивая штык, он протирал его кончик белым полотенцем, сдернутым с веревки, и смотрел, нет ли на нем крови. Просто чудом штык прошел в нескольких миллиметрах от наших голов.

А когда началось наступление советских войск на Сталино и Мелитополь, в этом направлении скопилось много немцев, пытавшихся остановить движение освободителей на Крым. Бомбили очень сильно, и нам тогда казалась, что каждая летящая бомба будет для нас последней…

Вы не представляете, как плакали от счастья все жители города, когда в него вошли наши солдаты. Мы помнили, как они отступали - в рваной амуниции и практически без оружия. А теперь это была уже совершенно другая армия: новое вооружение, техника, солдаты одеты в полушубки, валенки, рукавицы.

Как только советская армия занимала города, в них сразу же открывались магазины, школы и больницы. Мы вернулись домой в Сталино. Сначала я работала в прифронтовом госпитале, потом на восстановлении разрушенных шахт. Вскоре вышел приказ, что молодежь должна учиться, и в апреле 1945 года я поступила на курсы подготовки в пединститут. Окончив его, я стала учителем истории».

Вера Николаевна еще много рассказала о пережитом в годы войны, например, о том, как они тайно слушали радио и переживали, чтобы фашисты не взяли Москву. Она не могла сдержать слез, когда вспоминала, как в одну из осенних ночей 1943 года буквально на несколько минут пришел домой отец. Всю войну от него не было вестей, и вот он дома, а мама в этот день ушла в село, чтобы обменять вещи на еду. Он поцеловал детей и убежал догонять свой эшелон. Жена узнала об этом лишь утром. Они так больше и не увиделись. Через пару месяцев при форсировании Днепра отца тяжело ранили, и он умер в госпитале. Брат Евгений прошел всю войну, строил военные аэродромы и в 1966 году демобилизовался в звании полковника.

После института Вера Николаевна вышла замуж, родила двоих сыновей. В 1972 году с семьей приехала в Тарко-Сале, а через 10 лет снова вернулись в родной Донецк.

Но даже в кошмарном сне женщина не могла представить, что спустя 73 года ей снова придется, как в те далекие сороковые, покидать родной город, подвергшийся массовому обстрелу. Это случилось летом 2014 года.

Сегодня Вера Николаевна Шуренок живет в Тарко-Сале и с благодарностью говорит о том, с каким теплом ее - гражданку Украины - приняли в России, как не забыли и наравне со всеми ветеранами и участниками Великой Отечественной войны поздравляли с 70-летием Победы.

«Семьдесят лет мы жили спокойно, - обращается Вера Николаевна к жителям Тарко-Сале, - строили города, учились, трудились. Но вот опять фашизм поднимает голову, стремясь захватить наши земли. Этого нельзя допустить, нельзя, чтобы повторилась страшная история. Мы должны помнить ту войну и сделать все, чтобы сохранить мир на земле и в наших странах».

 

Версия для печати Просмотров: 1170 Комментариев: 0
Комментарии
Имя:*
E-mail:* Не верный формат e-mail
Комментарий:*
Введите символы с картинки:*
Отправить
нет комментариев
Фото: Анастасия Сухорукова
Открытый регион 89

Год российского кино

Курсы валют
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования
Различные статьи
Алло! Редакция?

В редакцию «СЛ» можно звонить в рабочее время по телефонам: 8 (34997) 6-32-91, 2-14-07, написать по электронному адресу: gsl@prgsl.info либо отправить письмо по обычной почте: 629850, город Тарко-Сале, улица Первомайская, 20, редакция газеты «Северный луч». Задавайте вопросы, высказывайте свои замечания, мнения и предложения.

Читать далее
Кому это надо? Никому не надо!

Скажу честно: меня огорчает каждое упоминание об очередном успешном «прорыве» в деле открытия кочевых школ у нас, в Ямало-Ненецком автономном округе.

Читать далее
Град непокорённый

Мы знаем о 872 днях осады непокоренного города. И мы не знаем о них ничего.

Читать далее
Лекарство от цифровых болезней

Предлагаем воспользоваться нашими советами и произвести ряд действий или бездействий, которые помогут значительно снизить риск заражения вирусами вашего электронного устройства.

Читать далее
© ООО 'МБУ редакция газеты 'Северный луч' (2001-2013)
Лицензия Минпечати Эл No ФС77-42043