К работе - с душой

17 февраля 2017 года в Доме культуры «Юбилейный» коллектив Центра социального обслуживания населения в Пуровском районе отметит свое 15-летие

Педагогика - Олимп для смелых

6-10 февраля в Тарко-Сале прошел ежегодный конкурс «Педагог года-2017». В двадцать первый раз лучшие педагоги и воспитатели района встретились на соревновательной площадке, чтобы показать свое профессиональное мастерство

«СЛ», 1982, февраль

Представляем вашему вниманию серию публикаций к 85-летию Пуровского района

Жизнь без войны

Чечня. Это страшное в 90-е годы слово навсегда осталось в памяти ребят, выполнявших свой воинский долг в некогда «горячей» точке страны. Для их родных и близких это слово стало синонимом тревоги, для кого-то - болью невосполнимой утраты…

Живая связь времён

В День памяти о россиянах, исполнявших службный долг за пределами Отечества, у памятника погибшим пуровчанам в г.Тарко-Сале состоялась гражданско-патриотическая акция, посвященная 28-й годовщине вывода советских войск из Афганистана

От трагедии никто не застрахован

понедельник, 20.04.20, 07:14

7 октября 2014 года в Вынгапуровской тундре случилась трагедия. Там, в относительной близости от места проживания кочевников, медведь напал на человека. Мужчина остался жив, но его лицо полностью обезображено. Сегодня пострадавшему и его семье требуется материальная помощь.

 
Даже после цикла новых операций Владимиру Учаидивичу нельзя возвращаться в тундру

Вынгапуровская тундра - малая родина Владимира Учаидивича Пяк. Там он родился, там живет все свои 44 года. В родном стойбище вместе ним проживают его мама Эппу, ей 85 лет, и брат со снохой. Главное дело мужчины - оленеводство. В собственности его семьи есть небольшое по численности стадо оленей. Поголовье ровно такое, что богатым с ним точно не станешь, но зато с голоду по миру не пойдешь.

Не так давно мужчина женился. Два года назад его верной спутницей стала молодая женщина из семьи Хатанзеевых - многочисленного рода самбуржских оленеводов. Первыми заприметили будущую родственницу тетки Владимира. Они познакомились с Анной, когда та работала санитаркой в отделении терапии Таркосалинской больницы. Тетушки присмотрелись к трудолюбивой санитарочке, посовещались меж собой да и приступили к Ане с расспросами и уговорами. Не один день они рассказывали самбуржанке, какой замечательный племянник у них есть. И добрый он, и работящий, и не пьет совсем. Согласилась женщина приехать в Ханымей и посмотреть на этого расхваленного на все лады человека. После первой же встречи Анна и Владимир приняли решение пожениться.

Вместе с будущей хозяйкой чума в стойбище, что стоит в 37 километрах от Ханымея, приехали ее дети: дочь Руслана (сейчас ей 10 лет) и сын Ярослав (ему - 7). Прошлое лето они провели с родителями в тундре, а с началом 2014-1015 учебного года уехали в школу-интернат. Забегая вперед, сообщим, что в настоящее время девочка учится в Самбурге, а мальчик - в Тарко-Сале.

Супруги большую часть времени проводят вместе. Они помогают друг другу во всем. Анне привычно выполнять не только женскую работу, но и мужскую. Она родилась в большой семье потомственных оленеводов. У ее родителей Митрофана Акимовича Хатанзеева и Марии Ханейковны Тогой было 12 детей. Пока был жив отец, девочка училась в школе. После его смерти осталась в тундре, чтобы помогать матери. Когда умер старший брат, взяла часть его обязанностей на себя.

Поскольку мужская работа женщине не в новинку, в тот трагический день (беда случилась 7 октября прошлого года), когда пришла пора поднимать из воды лодку, чтобы та не вмерзла в лед, супруги планировали отправиться на реку вместе. Но мужчина настоял, что один справится с этим нехитрым делом. Он ушел, а жена осталась в чуме.

«На часах было одиннадцать часов утра, когда проводила мужа. Пока возилась по хозяйству, время быстро пролетело. Глянула на циферблат, а там уже три часа дня. Владимир давно должен был вернуться обратно. Через час уже серьезно забеспокоилась, - так вспоминает тот страшный день Анна Митрофановна. - А тут брат мужа зашел и сообщил, что слышал какой-то крик. Решили отправить его на снегоходе, чтобы выяснил, что случилось. Всякое я ожидала узнать от родственника, но что, что он привезет на «Буране» окровавленного Владимира - нет. Муж был бледный, от потери крови его трясло. Вместо лица - огромный висящий лоскут». 

Тундровики тут же начали звонить за помощью в Тарко-Сале, в Ноябрьск и в Тазовский. Но из-за нелетной погоды вертолеты не могли подняться в небо. Сумели лишь договориться со спасателями из Ноябрьска, что те встретят их у дороги. Но добираться до дороги те несколько, как оказалось, труднейших километров Владимиру, Анне и брату пришлось самостоятельно. На реку приехали на «Буране». Оттуда, пробивая веслами и палками лед, отправились на лодке. Там, где осенний лед был достаточно прочным, толкали лодку прямо по нему. Особенно тяжело было тащить лодку по земле. Но еще тяжелее родственникам было видеть, как с каждым часом слабеет Владимир, а единственное, чем могли помочь ему - это только сильнее толкать вперед тяжелую лодку.

После того, как спасатели доставили раненого в городскую больницу, ему была сделана первая операция. Ровно две недели мужчина находился без сознания под наблюдением ноябрьских реаниматологов. После выписки из Ноябрьской, Владимира перевели в Таркосалинскую больницу, а оттуда направили в окружную. Там он стал пациентом  Игоря Владимировича Антоненко - заведующего отделением хирургии Салехардской окружной клинической больницы, главного пластического хирурга ЯНАО. Дважды приезжала чета оленеводов в Салехард, и каждый раз мужчине проводили сложнейшие операции.

Игорь Антоненко, о котором супруги говорят с нескрываемым восхищением и благодарностью, рассказывает о своем пациенте следующее:

«С человека был практически снят скальп, обезображено все лицо. Мы выполнили ряд операций, одна из которых длилась целых пять часов. Провели блефаропластику, восстановив нижнее веко - оно было буквально вывернуто наружу. И кантопластику - подкорректировали размер и форму глаза. А еще частично восстановили верхнюю челюсть из тех осколочков, которые остались. Наши травматологи-хирурги провели огромную работу. Сейчас пациент самостоятельно ест без помощи специальной трубки. Но этот цикл проведенных хирургических манипуляций - не окончательный. Владимиру предстоит перенести еще несколько серьезных операций».

Только когда мужчина с помощью врачей обрел способность говорить, он рассказал родным и близким о том, что случилось с ним в тот страшный день. Оказалось, что едва он успел отойти от стойбища всего 4 километра, как на его пути вдруг возникла медведица с тремя медвежатами. Обычно в это время года хозяева тайги смирные, поскольку сытые и потому спокойные. Но эта медведица вела себя, скорее всего, из-за детенышей, агрессивно. Оленевод притворился мертвым. Лежал на земле не шевелясь. Замер без единого движения и вздоха. Медведица подошла к человеку, обнюхала его, занесла огромную лапу и провела когтями прямо по лицу мужчины. Затем отбросила его в сторону. Дождалась, когда медвежата спустились с высокого дерева, откуда они следили за действиями своей грозной мамаши, и медленно пошла с ними прочь.

Сквозь прищуренные веки Владимир Учаидивич следил за передвижениями медвежьего семейства. Только когда убедился, что звери отошли достаточно далеко, потихоньку поднялся и отправился сторону стойбища. Идти было невероятно трудно. Скальпированный с лица лоскут свисал. Боль была страшная. Да и опасность того, что медведица нагонит его по следу, тоже существовала.

Сейчас, когда опасений за жизнь мужчины нет, первостепенной стала другая проблема - материальная. Семье, глава которой временно не может трудиться, банально не хватает денег. Поскольку он всегда работал на себя, вел частное хозяйство, рассчитывать на оплату положенных в таких ситуациях больничных листов не приходится. В обычной жизни, когда все живы и здоровы, получаемых от государства средств (2000 рублей ежемесячного пособия лицам из числа КМНС ЯНАО и иным лицам, ведущим традиционную хозяйственную деятельность, и 2000 рублей детских пособий) а также небольших сумм, перечисляемых за использование предприятиями ТЭКа территории пастбища, этой семье хватает.

Но сегодня положение у четы Пяк-Хатанзеевых совершенно иное. Супруги вынуждены жить то в Тарко-Сале, то в Салехарде. Требуются деньги на одежду по сезону. Ведь тот гардероб, что уместен в тундре, совершенно не подходит для города. Здесь ежедневно требуются деньги на питание. Физиологический тип питания ненцев - белково-липидный. Это означает, что в рационе тундровиков должны быть мясо, рыба и, на крайний случай, яйца. В данном конкретном случае нужно помнить, что эта семья - настоящие кочевники, гастрономические предпочтения которых - это естественное требование природы. А настоящие цены на мясо и рыбу известны всем: они высокие.

Еще один больной вопрос - отсутствие жилья в Тарко-Сале. Пока они находятся в квартире родственников. Понятно, что от долгого нахождения рядом еще одной семьи, у которых свои привычки, предпочтения и интересы, устанет даже самая гостеприимная родня. Как вариант, супругам предлагалось проживание в Центре социального обслуживания населения, иначе говоря, в пансионате. Но те отказались, ведь и там долго жить не будешь и на период выездов в Салехард, эту комнату в райцентре придется освобождать. А куда вещи? На улицу?

В мае предстоят очередные операции. В Салехарде их жилищный вопрос более-менее разрешен. Там Владимир находится постоянно в больнице, а Анна - у знакомой. Эту добрую женщину зовут Инна Анатольевна Харючи. «Я очень надеюсь, что не мешаю ей. Стараюсь помогать во всем. Не каждый согласится приютить у себя чужого человека. Одно хорошо, что в Салехарде находимся не очень долго», - рассказывает жена оленевода.

Но и после цикла новых операций Владимиру Учаидивичу нельзя возвращаться в тундру. Там нет условий для содержания раны в надлежащей чистоте. Там в лицо будут постоянно попадать комары и мошки. Да и регулярный осмотр врачей, в том числе стоматолога и окулиста, необходим ему. Выходом может стать, если не предоставленная семье квартира по социальному найму, то хотя бы долгосрочная аренда жилья. Но на съем жилплощади нет денег.


Спасти эту попавшую в труднейшую жизненную ситуацию семью может только благотворительная поддержка добрых, неравнодушных и отзывчивых на чужую боль людей. Пока им деньгами помогают земляки и родственники. Но этих скромных сумм недостаточно. Если таких небольших перечислений будет больше, то пострадавшая семья с честью выдержит свалившееся на них несчастье.


 
Банковские реквизиты для перечисления пожертвований на имя жены пострадавшего - Анны Митрофановны Хатанзеевой
Версия для печати Просмотров: 1277 Комментариев: 0
Комментарии
Имя:*
E-mail:* Не верный формат e-mail
Комментарий:*
Введите символы с картинки:*
Отправить
нет комментариев
Фото: Анастасия Сухорукова
Открытый регион 89

Год российского кино

Курсы валют
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования
Различные статьи
Алло! Редакция?

В редакцию «СЛ» можно звонить в рабочее время по телефонам: 8 (34997) 6-32-91, 2-14-07, написать по электронному адресу: gsl@prgsl.info либо отправить письмо по обычной почте: 629850, город Тарко-Сале, улица Первомайская, 20, редакция газеты «Северный луч». Задавайте вопросы, высказывайте свои замечания, мнения и предложения.

Читать далее
Кому это надо? Никому не надо!

Скажу честно: меня огорчает каждое упоминание об очередном успешном «прорыве» в деле открытия кочевых школ у нас, в Ямало-Ненецком автономном округе.

Читать далее
Град непокорённый

Мы знаем о 872 днях осады непокоренного города. И мы не знаем о них ничего.

Читать далее
Лекарство от цифровых болезней

Предлагаем воспользоваться нашими советами и произвести ряд действий или бездействий, которые помогут значительно снизить риск заражения вирусами вашего электронного устройства.

Читать далее
© ООО 'МБУ редакция газеты 'Северный луч' (2001-2013)
Лицензия Минпечати Эл No ФС77-42043