Кому это надо? Никому не надо!
К работе - с душой

17 февраля 2017 года в Доме культуры «Юбилейный» коллектив Центра социального обслуживания населения в Пуровском районе отметит свое 15-летие

Педагогика - Олимп для смелых

6-10 февраля в Тарко-Сале прошел ежегодный конкурс «Педагог года-2017». В двадцать первый раз лучшие педагоги и воспитатели района встретились на соревновательной площадке, чтобы показать свое профессиональное мастерство

«СЛ», 1982, февраль

Представляем вашему вниманию серию публикаций к 85-летию Пуровского района

Жизнь без войны

Чечня. Это страшное в 90-е годы слово навсегда осталось в памяти ребят, выполнявших свой воинский долг в некогда «горячей» точке страны. Для их родных и близких это слово стало синонимом тревоги, для кого-то - болью невосполнимой утраты…

Живая связь времён

В День памяти о россиянах, исполнявших службный долг за пределами Отечества, у памятника погибшим пуровчанам в г.Тарко-Сале состоялась гражданско-патриотическая акция, посвященная 28-й годовщине вывода советских войск из Афганистана

Кому это надо? Никому не надо!

вторник, 04.02.04, 09:28

Скажу честно: меня огорчает каждое упоминание об очередном успешном «прорыве» в деле открытия кочевых школ у нас, в Ямало-Ненецком автономном округе.


Больно слышать, как к 2016 году планируется создать систему сетевого взаимодействия для всех кочевых школ и детских садов, электронную библиотеку и мультимедийную продукцию для работы с детьми в местах кочевий. Кроме того, планируется разработать перечень оборудования, необходимого для кочевой школы, усовершенствовать нормативно-правовую базу, в том числе разработать требования к кочевым школам по оснащению учебного процесса. Зачем?! Для кого?!


 И здесь возникает даже не вопрос целесообразности материальных затрат. Мне более важен его человеческий аспект. Ну не понимаю, зачем они нужны - эти школы в чуме! Возможно, я не права и высказываю неверное мнение. Главный минус в том, что я - не представитель КМНС. И потому по большому счету эта проблема не должна так меня волновать. Но ведь волнует! Справедливости ради отмечу, что подавляющее количество страстно радеющих за «чумовое» нововведение, также не является коренными жителями Севера. И мало, кто из этих реформаторов родился на Ямале. Я же появилась на свет в городе Салехарде, от «звонка» до «звонка» училась здесь, я  выпускница Самбургской школы-интерната. Много общаюсь с одноклассниками, друзьями и давними знакомыми, которые живут в тундре и национальных поселениях. Не теряю связи с людьми, которых знаю с детства, поддерживаю отношения с теми, с кем сталкивает взрослая жизнь. Мы беседуем на разные темы, в том числе о навязываемых сверху новых формах образования детей кочевников.

За два года муссирования данного вопроса я ни разу не услышала от них ни единого слова в поддержку так называемого кочевого образования. Можно предположить, что разговариваю только лишь с единомышленниками, а тех, кто «за» образование в тундре, попросту игнорирую. Но это не так. Конечно, обстоятельно поговорить на актуальную тему со всеми оленеводами и рыбаками я не могу. Зато этот важный разговор состоялся между родителями воспитанников и сотрудниками интерната Самбургской школы, смею напомнить, моей родной школы. Мамам и папам сегодняшних учащихся была предложена анкета, отвечая на которую они не только выразили свою точку зрения, но обозначили собственное знание предлагаемой темы.

Итак, ближе к сути. Датируется анкетирование ноябрем 2012 года. Не стоит упрекать меня в том, что припозднилась представить данные по опросу, проведенному в самой большой в масштабе района школе-интернате. Дело в том, что за истекший год и два месяца суждения девяноста шести тундровиков, принявших участие в опросной акции, существенно не изменились.

Среди респондентов в возрасте от 20 до 30 лет было одиннадцать человек, от 31 до 40 - тридцать девять, от 41 до 50 - тридцать три, от 51 до 60 - одиннадцать, от 61 до 70 - два. Самбургская школа  образована летом 1937 года, поэтому смело заявляю, что в прошлом подавляющее большинство всех опрошенных - это ученики разных лет сего учебного заведения. А значит, условия обучения и проживания в данном образовательном учреждении и местные порядки для них являются известными, другими словами, привычными. Более того, здесь трудятся педагоги, у которых когда-то учились родители сегодняшних школяров. Или за учительскими столами стоят их бывшие одноклассники, соседи по комнате в интернате или даже близкие-дальние родственники. Значит, сложностей в налаживании диалога ни с одной стороны быть не может абсолютно никакого: все знают друг друга.

Данные по уровню образования родителей также внушают уверенность в том, что практически все они - это представители образованной части современного общества. Восемьдесят восемь человек имеют среднее образование, трое - профессиональное. Один из кочевников окончил восьмилетку, то есть  у него тоже среднее, хотя и неполное, образование. Четверо анкетируемых по разным причинам не ответили на данный вопрос. Но и это не повод подозревать, что эта четверка безграмотна.

На родном языке в домашней обстановке общаются шестьдесят три человека, говорят только на русском - десять, на смеси родного и русского - двадцать три. Это данные по самим опрашиваемым. А вот что ответили взрослые на вопрос об использовании их детьми родного языка во внешкольной среде: пятьдесят семь мальчиков и девочек прибегают только к родному языку, четырнадцать - к русскому, двадцать пять потомков тундровиков в бытовой беседе смешивают  родную и русскую речь.

Тридцать девять родителей подтвердили свое желание специально обучать детей родному языку. Четырнадцать, а это 15% от количества опрошенных, - против такого целенаправленного обучения. Из числа тех, кто «за», семнадцать человек предполагают, что процесс овладения родной речью должен проходить в стенах школы, двое - на соответствующих курсах или кружках, двадцать один  - и дома, и в школе, трое - только дома. Данные оптимистичные, не правда ли? Они - яркое доказательство того, что старшее и младшее поколения ненцев и коми-зырян не отрываются от национальной культуры. Они не только знают  родной язык, переданный им предками, но и активно используют его. На мой взгляд, здесь никак нельзя говорить об утрате подростками и молодежью связи с традициями своих народов.

Статистика профессий показывает, что оленеводами себя считают двадцать девять человек, рыбаками - двадцать четыре, рыбаками-охотниками - двое, специалистами зоотехнического или ветеринарного профиля - также двое. Пятнадцать женщин являются чумработницами. Всего среди опрошенных было 72 человека, рабочая деятельность которых напрямую связана с нахождением в стойбище или на месте вылова рыбы. Восемнадцать анкетируемых не определились, к какой категории себя отнести. Две дамы идентифицировали себя как домохозяйки. Еще четыре голоса принадлежат пенсионерам, уборщице и безработному. Стоит полагать, что часть людей из этих двадцати четырех также трудятся в традиционных отраслях хозяйствования. По данным того же опросника, семьдесят кочевников заявляют, что их работа в тундре носит постоянный характер. Временно трудоустроены шесть человек. 

Исходя из того, что абсолютно все опрошенные являются жителями тундры, понятно отсутствие у них стремления к продолжению образования. Категоричное «нет» высказали двадцать девять человек, сдержанное «нет необходимости» и «нет возможности» обозначили пятнадцать и тридцать один соответственно. Пятнадцать тундровиков промолчали, зато шесть человек изъявили желание учиться дальше, причем один из них по ранее полученной специальности, а еще один - по новому профилю.

А сейчас я представлю самое интересное в анкете, то, ради чего и затевалось данное опросное мероприятие: мнение родителей о предлагаемом кочевом образовании. И пусть я повторюсь, но мне очень хочется еще раз подчеркнуть, что мамы и папы воспитанников Самбургского интерната - люди разумные, неглупые, знающие, что такое школа в населенном пункте, притом, все они ведут традиционный образ жизни. Я знаю это о них точно, а вас, читатели  газеты, должны были убедить вышеприведенные сведения.

Создатели анкеты предложили родителям детей самим определиться с выбором места обучения ребенка. Четверо мам и пап не смогли сделать выбор вообще, семеро предпочли школу на фактории, пятеро - кочевую школу или детский сад. Восемьдесят один человек отдал свой голос в пользу школы-интерната. По всей видимости, эти же восемьдесят один никак не ответили на следующий вопрос о собственном участии в деле создания кочевых школ и детских садов. Другие же ответили следующим образом: «помогу по хозяйству», «помогу, чем могу», «транспортом», «по просьбе». Трое посчитали, что помогут учебным пособием, каким только и как? А двое - советом, видимо, весьма ценным.

Очередной вопрос - если вдруг кочевая школа в Самбургской тундре все-таки будет открыта, то должен ли работающий в ней учитель быть обеспечен комплектом традиционной национальной одежды? «Да» - такой ответ поступил от шестидесяти девяти родителей. «Нет» - ответили четверо. «Частично» - посчитали десятеро. Тринадцать человек предпочли промолчать.

Режим работы тундрового педагога по мнению двадцати человек должен быть только выездным. Тридцать четыре посчитали, что необходимо постоянное проживание учителя в условиях кочевья. За выездной режим работы высказались три человека. Девятнадцать предположили, что характер труда кочующего учителя должен быть каким-то другим, но вот каким точно - не сказали. А двадцать три респондента остались при своем, увы, невысказанном, мнении. То же количество родителей отмолчалось и на вопрос о возможном размещении кочевой школы. В том, что подобная школа должна базироваться на стойбище, уверены тридцать девять тундровиков. Не иначе, как просто «другое», обозначили местоположение «школы в чуме» ровно двадцать людей. Четырнадцать взрослых человек заявили, что организовать место обучения следует на фактории. Здесь важно отметить, что в Самбургской тундре факторий нет вообще!


 О том, что думают о «чумовом» предложении сами жители тундры, и какие варианты по обучению подрастающего поколения малочисленных народов Севера предлагают коренные жители, читайте в следующих материалах.  


 

Версия для печати Просмотров: 2960 Комментариев: 2
Комментарии
Имя:*
E-mail:* Не верный формат e-mail
Комментарий:*
Введите символы с картинки:*
Отправить
09 декабря 16:51 Елена

Хорошо что Вы не Министр образования,и слава Богу не глава Пуровского Департамента Образования!Были точно такие же "мыслители" в крепостной России,которые не видели смысла в образовании для своих крепостных холопов.И к счастью история России пошла не по сценарию этих "мыслителей"!Лучше держите свои мысли при себе.

13 декабря 07:50 Оксана Николаевна

Уважаемая Елена! Я очень рада, что Вы прочитали мою статью и она не оставила Вас равнодушной. Но жаль, что Вы неверно трактуете главную мысль публикации. Я ратую за полноценное образование всех школьников. Но не являюсь сторонницей именно кочевых школ для детей тундровиков, поскольку считаю, что каждому ребенку нашей страны должны быть предоставлены равные условия для получения образования. Неужели Вы считаете, что малыш, учась в чуме возле печки, получит тот же объем знаний, что и его ровесник, который изо дня в день занимается в стационарной школе? Ведь очевидно, что маленький тундровик будет в явном проигрыше. Поэтому-то я и против кочевых школ. Все дети должны учиться в школе. Их учебный день должен состоять из нескольких уроков. Их должны учить не один, а несколько учителей. Они должны общаться с ровесниками из разных семей, а не только из узкого круга родственников. Предлагаю Вам еще раз прочитать статью, уверена, что Ваше мнение изменится. На самом деле, Вы и я желаем одного и того же. С уважением, О.Н. Алфёрова

Открытый регион 89

Год российского кино

Курсы валют
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования
Различные статьи
Алло! Редакция?

В редакцию «СЛ» можно звонить в рабочее время по телефонам: 8 (34997) 6-32-91, 2-14-07, написать по электронному адресу: gsl@prgsl.info либо отправить письмо по обычной почте: 629850, город Тарко-Сале, улица Первомайская, 20, редакция газеты «Северный луч». Задавайте вопросы, высказывайте свои замечания, мнения и предложения.

Читать далее
Кому это надо? Никому не надо!

Скажу честно: меня огорчает каждое упоминание об очередном успешном «прорыве» в деле открытия кочевых школ у нас, в Ямало-Ненецком автономном округе.

Читать далее
Град непокорённый

Мы знаем о 872 днях осады непокоренного города. И мы не знаем о них ничего.

Читать далее
Лекарство от цифровых болезней

Предлагаем воспользоваться нашими советами и произвести ряд действий или бездействий, которые помогут значительно снизить риск заражения вирусами вашего электронного устройства.

Читать далее
© ООО 'МБУ редакция газеты 'Северный луч' (2001-2013)
Лицензия Минпечати Эл No ФС77-42043